Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Клан Дунаевских

Композитор-песенник  Исаак Дунаевский, конечно – жидовин

Исаак Осипович Дунаевский родился в 1900  в  маленьком  городке  Лохвица Полтавской губернии (Российская империя),  ныне  временно (до объединения России и «Украины»)  - Полтавская область, Украина. Население городка  тогда – около 6 тысяч человек. «Еврейские женщины в городе были сплошь набожными: регулярно посещали микву — водоём для ритуальных омовений, и носили парики, в которых иногда свивали гнёзда пауки. В городе функционировали две синагоги, четыре церкви и один собор, а также  врач и два фельдшера. Про Америку знали, что такая страна в принципе есть, как в принципе есть Марс и на нём жизнь».

По национальности  композитор Дунаевский  - по отцу и матери -  жидовин. Отец - Цале-Йосеф Симоновича Дунаевский,  зажиточный  банковский служащий (кассир  «Общества взаимного кредита»).  По социальному статусу именовался мещанином.  Он также  был мелким предпринимателем – изготовлял фруктовую воду (этот факт  композитор Дунаевский скрывал). Мать -  Розалия  Исааковна  Дунаевская. Своего   детеныша  назвала Ицхаком, а Исааком его прозвали потом русские. Полное же имя мальчика звучало так:  Ицхак (Исаак)  Бер Иосиф Бецалев Дунаевский. Двойное имя отца — Цале-Йосеф — послужило основой для отчества будущего красного композитора — Осипович.  «Родовое прозвище семьи происходило от реки Дунай, на берегу которой жили предки Дунаевских, пока одного из них не занесло в Лохвицу».

«Как положено, накануне субботы  (жиды) устроили шолем-зохер — торжество в честь рождения мальчика, которое полагается совершать накануне обрезания. (Жидовское обрезание – это отрезание  особым ножом  крайней плоти полового члена младенца). Марк Шагал описывал эту процедуру с ужасом. На следующий день все столы в доме покрыли белыми скатертями. Шуршали ритуальные одеяния. Древний старец, похожий на библейского пророка, бормоча под нос "мазлтов" и "Шэма Исроэль", ритуальным ножом отрезал частицу плоти под животиком новорождённого. Жизнь начиналась со страдания, борода старика заглушала истошный вопль младенца».
(Дмитрий Минченок. Дунаевский – красный Моцарт).
http://www.litmir.co/br/?b=227164&p=1

«Отец, как человек практичный, мечтал видеть своих детей ассимилированными в православном обществе. Его дети не носили пейсов, о чём говорит снимок, сделанный, когда Исааку было девять лет. Идиш он знал поверхностно. Но мама его, Розалия Исааковна, была истово верующей, и если через кого еврейство и действовало на Исаака, то только через неё. Она носила парик, хоть и не брилась наголо, и ходила в микву совершать омовение. Всегда волновалась, когда позже Исаак гостил у других мальчишек — как бы его там не накормили трефным, запретным для еврея… Она знала Шулхан-Арух — свод религиозных законов и правил — не хуже цадика. До самой смерти она, уже проживая в Москве на Гоголевском бульваре, регулярно ходила в синагогу и вносила пожертвования, в том числе от имени знаменитого сына». (Там же).

Биография

Семья была музыкальной. Дед был кантором (пел в синагоге), мать играла на клавикордах (старинный клавишный инструмент, предшественник рояли),   на скрипке  и пела. Дядя Самуил, брат отца, живший в их семье,  был музыкант и был  владельцем единственного в Лохвице  огромного граммофона. Когда Исааку было 6 лет,  отец купил  пианино. В возрасте семи-восьми лет маленький Моцарт из Лохвицы стал концертирующим музыкантом.
В праздник Йом-Киппур (раскаяние и отпущение грехов),  мальчик Исаак  пел в синагоге. С восьмилетнего возраста брал уроки скрипки у Григория Полянского.

В 1910  Исаак с братом  не попали в местное училище из-за процентной нормы, установленной для жидовских  детей в казённых учебных заведениях.  Так как жидовские дети стали тогда  в России переполнять казённые учебные заведения, власть стала устанавливать процентную ному, чтобы не было дискриминации русских.  Тогда отец Исаака  решил отправить  детей в Харьков.  Но как преодолеть «черту оседлости», которую  жидам нельзя был пересекать, чтобы избежать опасной экспансии жидов в города России.  Жиды  Дунаевские решили схитрить.
«Чтобы жить в Харькове, еврею надо было иметь особый социальный статус, хотя бы мелкого ремесленника. Мальчиков решили отдать в ученики к мастеру-переплётчику, и они выдержали целый экзамен на звание подмастерья. Из сухонькой жёлтой руки чиновника Борис и Исаак получили маленькие удостоверения в зелёной обложке. Эта "ксива", как на идише называли все казённые бумаги, давала право на жительство в Харькове, позволяла снимать комнату, любить харьковских темноволосых красавиц и восторгаться их глухим украинским "г".

Всю интригу с "ксивами" придумал дядя Самуил, который посчитал, что он на свете самый хитрый, коль скоро смог обмануть самого царя с его "чертой оседлости". Все были счастливы».  (Там же).

 «Дунаевский-старший приобрёл для обоих мальчиков форменные костюмы училища ИРМО (Императорское русское музыкальное общество) с позолоченными лирами на бархатных петлицах и золочёными пуговицами на чёрных курточках».  Директором гимназии  был Николай Николаевич Кноринг — немец из обрусевших.  Он  очень понравился Исааку. Хотя у него были  и минусы. Например, он читал "Русское знамя" и другие черносотенные газеты.

В гимназии  ему дали имя Дуня (производное от домашнего имени Шуня), которое он потом сохранил на всю жизнь. Его старшего брата окрестили Муней. В Харькове он прожил у местных  жидов  7  лет. В бармицвэ — день религиозного совершеннолетия, когда жидятам  (Не надо ко мне здесь привязываться, Гоголь, например,   употреблял слово «жидята» в    «Тарас  Бульба») исполняется тринадцать лет  «и он в духовном смысле становится мужчиной», — Исаака вызвали домой и совершили над ним обряд посвящения.

=====

В 1910   Исаак поступил в Харьковское музыкальное училище, где занимался игрой на скрипке (преподаватель — поляк  Константин Горский).  В 1918  окончил гимназию, а через год — Харьковскую консерваторию по классу скрипки (преподаватель — жидовин  Иосиф Юльевич Ахрон).
В 1917 – государственный переворот в Петрограде.  Исаак узнал, что в Петрограде была стрельба. Царь отрёкся от престола. Вся власть перешла в руки Временного правительства.  Потом  это правительство свергнуто  большевиками.   Очень приятная новость для жидов России:  среди большевиков во власти много жидов.   И где бы большевики  в России не захватывали власть, почти всегда среди них много жидов.
 Владимир Короленко, который 1917—1922 годы провёл на Полтавщине, писал, что здесь можно было встретить двенадцатилетнего  еврея-ученика местного коммерческого училища, записавшегося в Красную гвардию. Среди  защитников новой власти, писал  Короленко, «обнаружилось очень много еврейских юнцов».  Но не все жиды становились идейными большевиками.   Тысячи жидов   надевали красные маски и хорошо устраивались при новой власти. 

Профессор Наум Шафер (жидовин), один из крупных исследователей  творчества композитора, писал: "Исаак поначалу не принял революцию".
Он со стороны смотрел на войну красных и белых, на немцев (немецкие кавалеристы въехали в Харьков в 1918), на гайдамаков, на солдат гетмана….
«И везде шныряют мальчишки-красногвардейцы, мальчишки-евреи, которые приходят, вооружённые бомбами, и взрывают, что угодно. И это вызывает глухое раздражение". Его пытались призвать и белые, и красные. Но Исаак упрямо держался в стороне и от тех и от других. Он играл как для белых, так и для красных.  Ведь музыка в равной степени была нужна и тем и другим.
После красной революции музыкальное училище, где учился Исаак, переименовали в консерваторию. Теперь Исаак — студент консерватории.
 Хотя Исаак   мечтает только о музыкальной карьере, он, не бросая консерваторию, поступает в Харьковский университет на юридический факультет.   Вероятно, посоветовал практический отец.  Содержит его в это время отец Но Исаак  подрабатывал   в благотворительных и студенческих концертах, которые вскоре принесли  Исааку Дунаевскому некоторую популярность  в 1918—1919.  Наивысшим своим сочинением он считал  жидовскую «Песню песней».   12 декабря 1919 года Красная армия в очередной раз освободила Харьков от деникинцев.  Исаак  в это время (в 1918 он окончил консерваторию) - концертмейстер оркестра в Харьковском  драматическом  театре.

В это время большевики ввели свои паспорта. В новом документе у Исаака меняется имя. Исаак Цалиевич стал Исааком Иосифовичем (от отцовского прозвища "Ёся"), а потом и Исааком Осиповичем.  Хитрые  эти человеки -  жиды.

Дальше опять схитрил Исаак.
  Он уходит из театра.  С 1921 года большевики ввели  всеобщую воинскую повинность. И как назло «сами собой исчезли какие-то дефекты в желудочных соках и кислотах, которые мешали мне в области пищеварения, порождая ненормальности запорно-поносного характера».  (Письмо от 25 июня 1953 года. Первый публикатор Наум Шафер).   «Существовал только один способ избежать  (Красной) армии — стать государственным служащим, и не просто служащим, а важной персоной, служащим народного комиссариата. Исаак им стал. В те годы в Харькове было несколько комиссариатов, которые могли предоставить отсрочку. Наиболее мирным и респектабельным, если так можно выразиться, был Народный комиссариат внешней торговли. Некоторые из его школьных товарищей там уже служили и могли составить ему протекцию. Исаак, без сомнения, обратился к ним и вскоре устроился на свою первую и последнюю чиновничью службу с рабочим графиком с десяти до девятнадцати часов и перерывом на обед… Молодой композитор круто меняет профессию и становится секретарём-корреспондентом Наркомвнешторга УССР. Секретарь-корреспондент — человек, который пишет и получает письма. Молодой Дунаевский работал в экспортном отделе».  Он получал  в этом учреждении солидный продовольственный паёк. (Там же).

В 1922 он вернулся в  новый театр  жидовина Синельникова. Материально стало хуже, но  театр как идеологическое учреждение  имел свою долю открепительной брони. В  Красную армию Исаака  теперь забрать  не могли. И это  было хорошо.
Харьков – хороший город, лучше, чем Лохвица, но Москва лучше, чем Харьков. «Занимайте иудеи,  - как сказано в Торе, - «города, которые вы не строили».  В 1924  Дунаевский  переехал в Москву.  Пишут биографы, что в 1924—1926 годах  он  музыкальный руководитель театра «Эрмитаж».  Но  такого театра не было - был  сад  « Эрмитаж», где было  множество театриков:  "Фанерный театр" (он же «Вольный театр») ,  театр "Палас", театр "Нерыдай". Дунаевский сначала работал в «Фанерном театре», потом в театре «Палас». Тогда появилось  и первое печатное произведение Исаака, оратория "Коммунисты". Дунаевский  писал: «В свет выпрыгнула, наконец, моя халтура "Коммунисты". Мне стыдно за моё сделано  так. Впрочем, такие вещи лучше не пишутся. Но мне стыдно читать эти ноты».
 (Минченок Дмитрий,  "Дунаевский — красный Моцарт»).
 http://www.litmir.co/br/?b=227164&p=25

 В 1926—1929   он музыкальный руководитель  — Театра сатиры. Для этого театра он пишет свои первые оперетты — «Женихи» и «Ножи». В 1927 году оперетта «Женихи» ставится в Московском государственном театре оперетты.

В эти годы  он  чуть не испортил себе карьеру, выбрав не того заказчика.   «В мае 1926 года в судьбу Дунаевского вмешался Китай. Коммунистическая пропаганда постоянно твердила о том, что не сегодня-завтра в Китае начнётся пролетарская революция. Об этом сообщали все утренние газеты. Идею мировой революции продвигал  тогда (жидовин)  Троцкий, который теперь всячески поддерживал любое произведение искусства, посвящённое Китаю.  И Дунаевский внёс свой вклад в эту тему. Весной 1926 года он написал симфоническую сюиту на сюжет о "национальном китайском герое" Чу Юнвае — скорее всего, придуманном кем-то из скучающих на отдыхе либреттистов. 12 апреля 1926 года композитор дирижировал "китайской" ораторией. Ему повезло, что "троцкистское" произведение про Китай он написал в Крыму и никто из столичных партийных бонз об этом не узнал. Отношения с властью у Дунаевского всегда были очень сложными. При внешней готовности служить делу партии, откликаться на её задачи он так и не смог стать её любимцем. Из кремлёвских вождей только  (жидовин) Лазарь  Каганович покровительствовал ему, когда мог». (Там же).

Не повезло Исааку   с «троцкистским» произведением,  Троцкого скоро отодвинули от власти, а потом Сталин  Троцкого даже  выгнал из СССР, а потом  приказал убить.  Но повезло Исааку, что   никто не связал его имя с Троцким.  Да и  понимали сталинцы: ну, какой «троцкист» из Исаака Дунаевского. Он просто хороший музыкант.  И он будет  делать музыку, которую  надо.  Здесь он ничем не отличается от  хорошего сапожника.

Это было время,  когда Сталин  и руководство партии начали  ставить под контроль  Советскую Культуру.  Идейных   работников культуры было мало. Остальных «мастеров культуры»  решили ставить под контроль посредством  денег, премий  и страха. Мастера культуры должны выполнять заказ, выполнять хорошо, без халтуры,  как хороший мастер-сапожник  должен изготовлять хорошие сапоги.  Мастера сапожного дела  должен делать хорошие сапоги.    Мастера музыки должны делать качественную нужную музыку. И Дунаевский начал делать  «качественную музыку». Больше всего он сделал «лёгкой музыки».     

В 1929  переехал в Ленинград. До 1934  — композитор и главный дирижёр Ленинградского Мюзик-Холла. Сотрудничает  с  жидовином Леонидом  Утёсовым.

Пишут биографы, что «Исаак  Дунаевский вместе с кинорежиссёром Григорием  Александровым  (Мормоненко) стали создателями жанра советской музыкальной кинокомедии, сделав музыку одним из главных компонентов драматургии фильма». Первый их совместный фильм «Весёлые ребята» вышел на экраны в декабре 1934 года «и принёс  Исааку  Дунаевскому широкую известность». Потом он сочинил музыку к фильмам  «Цирк» (1936), «Волга-Волга» (1938) и «Светлый путь» (1940). С 1934 по 1940 Дунаевский сочинил музыку к шестнадцати кинофильмам.  В 1947 написал музыку к фильму «Весна». В 1949 году написал музыку к фильму кинорежиссёра  Пырьева «Кубанские казаки».   Правду  жизни  Исаак Дунаевский, конечно, и    не пробовал отображать,  как и многие другие «мастера культуры». 
Самому Сталину  очень нравились  «Веселые ребята»  («как будто на отдыхе побывал») и «Волга-Волга». Эти фильмы  очень полезны  для отдыха  трудящихся  после трудового дня.

В результате жизнь   жидовина Исаака Дунаевского при Сталине  не была  трагической по причине его жидовского  происхождения, как об этом иногда пишут некоторые жидовские биографы.    Он ни разу не был арестован. Карьера его была  весьма  успешна.  Ведь он  прославлял и воспевал -  «как хорошо в стране Советской жить».  Он успешно развлекал народ  лёгкими  опереттами и песенками.  Он автор  13 оперетт и балетов. А всего  за свою жизнь Исаак сочинил  развлекательную музыку  «для народа»  к 36  кинофильмам. 

Он не только успешный музыкант, но и часто - начальник музыкантов. Он был весьма влиятельный жидовин.   В годы усиления репрессий,  когда многих расстреливали и отправляли в трудовые лагеря, в том числе и жидов, он преуспевал. С 1937 по 1941  жидовин Исаак Дунаевский   возглавлял Ленинградский союз композиторов. В 1938–1941  — руководитель ансамбля песни и пляски Ленинградского дома пионеров.  В 1938    был избран депутатом Верховного совета РСФСР. Он возглавлял Краснознамённый флотский ансамбль в Ленинграде. В  1938–1948  — руководитель ансамбля песни и пляски Центрального дома культуры железнодорожников в Москве. Во время войны он с этим ансамблем разъезжал по стране.  Должность эта приравнивалась к генеральской. Сам жидовин Каганович звонил, хоть и изредка и  заказывал песни: "Железнодорожный марш", "Романс железнодорожников".

 Пишут, что «Исаак Дунаевский  создал новый тип популярной, массовой советской песни. Их стиль основан на городской бытовой музыке, джазе, оперетте».  Исаак Дунаевский -  автор  музыки более чем 100 песен. «Моя Москва» («Дорогая моя столица»), ставшая в 1995 году официальным Гимном Москвы. «Песня о Родине» (из фильма «Цирк»), служившая позывными Всесоюзного радио. «Эх, хорошо!» «Марш весёлых ребят» (из фильма «Весёлые ребята»), «Песня о Каховке», «Спортивный марш», «Песня о весёлом ветре» (из фильма «Дети капитана Гранта»), «Песенка о капитане» (из фильма «Дети капитана Гранта»), «Ой, цветёт калина», «Каким ты был», «Песня о Сталине», «Марш энтузиастов», «Пути-дороги», «Дорожная песня», «Дальняя сторожка»,  «Летите, голуби», «Школьный вальс»,  «До чего же хорошо кругом», «Скворцы прилетели», «Марш юннатов»…  Тексты некоторых песен сочинили   русские,  тексты многих песен сочинили жиды. 
 
В 1936  Исаак Дунаевский  получил  Сталинскую  премию первой степени за фильм «Цирк».  В 1941 получил  Сталинскую  премию первой степени за фильм «Волга-Волга». В 1950   получил Сталинскую премию  второй степени  за  музыку к фильму «Кубанские  казаки». В 1950  (Дунаевскому  исполнилось 50 лет)  он был удостоен звания народного артиста РСФСР. 
Власть ласкала  этого  жидовина Исаака Дунаевского за послушание, за нужную музыку.

К 1950 году Исаак Дунаевский занимал  ещё  и следующие посты: председатель секции массовых жанров и член правления Союза композиторов; зампредседателя музыкальной секции ВОКСа; зампредседателя музыкальной секции Дома кино; член редсовета музыкального издательства; член редколлегии журнала "Советская музыка"; член художественного совета Радиокомитета.  Дунаевский: "Кроме того, спорадически танцую ещё на многих других свадьбах в виде оратора, докладчика, журналиста, публициста и др. Как видите, хорошие еврейские головы в цене. Только выплачивают эту цену неаккуратно и неохотно".

Он был по тем временам весьма богат. В Ленинграде он имел квартиру в 120 квадратных метров. Он имел  четырехкомнатную квартиру  в центре Москвы. Имел  дачу и личный транспорт.  Этот жидовин  использовал  для удовлетворения  своей похоти  десятки  женщин, в том числе и русских.   Его сын Максим Дунаевский  после смерти отца е писал: «У папы, весьма известного в Москве ловеласа, было море поклонниц. И это несмотря на то, что росточка он был небольшого, да к тому же лысоват».

Он позволял себе  иногда даже непослушание. Отказался, например,  подписать письмо, осуждающее  «вредителей  в белых халатах».  И его не стали даже пугать.  Партийные начальники и начальники из органов  сделали вид, что не обратили внимание.  Пусть пишет  этот жидовин Исаак дальше музыку к нужным песням для трудящихся. 

 
Но много было в СССР не по душе Исааку Дунаевскому

В 1943 Сталин приказал  музыкантам создать гимн СССР.  Многие не сомневались,  что этим гимном станет "Широка страна моя родная" Дунаевского.  Но Сталин   отклонил его песню, может быть,  одна из причин –  жидовская национальность Дунаевского. Не хотелось, чтобы торкали со всех сторон,в том числе и жиды,  что даже гимн СССР написал жид. Сталин  отдал предпочтение  музыке Александрова — "Гимну большевиков". Сталин разрешил написать новый текст Михалкову и Эль-Регистану.  Конечно, Исаак Дунаевский был весьма огорчен и раздражён. К тому же Александров, по мнению многих жидов,  «грешил» «бытовым антисемитизмом».

Конечно, Исааку Дунаевскому  хотелось  жить  в СССР без всяких  ограничений.  Но ограничения,  конечно, были.  Его только один раз пустили за границу, в Чехословакию.  Это обидно.  Хотелось писать  своё родное -  жидовское Он сочинил  много на жидовские темы, но   эти  жидовские песенки  были забракованы.
Никита Богословский как-то публично сказал насмешливо, что  Дунаевский  теперь уже не  Исаак Осипович, а  «Иссяк Осипович».  В том смысле, что  иссяк, исписался.  Эта острота  пользовалась популярностью среди музыкантов и  сильно повлияла на нервы и сердце  Исаака Дунаевского. 
Распространялись слухи  о том, что  Дунаевский струсил, убежал от блокады. Распространялись слухи, что он   «воровал музыку на Западе, у мексиканских авторов».  Сам Дунаевский  оправдывался, что использовал в качестве основы американские блюзы, но  не видел в этом никакого низкопоклонства. Его сын  Максим Дунаевский  после смерти отца писал: «Кстати, основа музыки отца, мажорная, жизнеутверждающая, на самом деле корнями сидит в США».

В 1950  ему    дали звание народного артиста РСФСР, это было очень приятно.  В день  его 50-летнего юбилея 28 января 1950 года в Союзе композиторов состоялось чествование Дунаевского: "Секретариат в своём полном составе, полный зал музыкантов, и, самое главное, теплота, радостное настроение". Это было очень приятно.  Но всё равно обиделся.  И потому что  надо было дать пораньше  мне это звание.  "И больно мне, обидно и сейчас, что советская пресса ни одной строчкой до сих пор не обмолвилась о моём юбилее. 20-го в "Правде" поместили портрет Зинаиды Кротовой, новой абсолютной чемпионки по конькам. К портрету дан большой очерк о первенстве. Кто же мне ответит на мой горький вопрос: неужели это было важнее моего пятидесятилетия, юбилея композитора, который, как гласили приветствия, является "запевалой советского народа"? Что же это такое? Кто ответит мне на это? Невоспитанность, хамство. Сознательное и преднамеренное нежелание афишировать непомерно популярного художника. Плохая организационная работа Союза. И я глотаю эту обиду, как глотал обиды много раз за последние годы".

В последние годы правления Сталина  усилилось немного противодействие   жидовскому  засилью в верхней части советского общества.  Некоторые критики  секли  Дунаевского в печати  за  «низкопоклонство перед Западом». Тогда многие жиды ожидали ареста, распространялись слухи  о  том, что скоро  жидов начнут переселять из городов  в трудовые лагеря. Опасался  опалы и Исаак Дунаевский.

Вот ещё фрагменты  на эту тему.

«Но его открыто и смело поддержал и защитил  председатель Союза композиторов СССР Тихон Хренников. Он пошел в ЦК партии и рискнул сказать в лицо главному партийному идеологу Жданову такие слова: «Я говорю… о первом композиторе, который приблизил советскую музыку к народу, я говорю об Исааке Дунаевском…». Известно содержание тогдашнего телефонного разговора Зинаиды Осиповны с братом: «В период этой кутерьмы я позвонила Исааку из Полтавы и спросила его о самочувствии. «Зиночка, — ответил он мне, — я отвык молиться. Если ты не потеряла этой способности, то помолись нашему еврейскому Богу за русского Тихона — я ему обязан честью и жизнью».

Относительно недавно опубликовано письмо Исаака Дунаевского к известному музыкальному деятелю Персону Д.М. от 17 февраля 1953 года: «Газеты и радио продолжают вопить о мифических “убийцах в белых халатах”. И в такой момент Вы, Давид Михайлович, советуете мне “отключиться от всего” и возобновить работу над оперой. Вы что — не читали рассказ Мопассана, по которому Булгаков сочинил либретто? Не знаете, что Рашель — это модифицированная Рахиль? Я сейчас в прескверном настроении и боюсь, что зафиксирую на бумаге вовсе не те чувства, которые я испытываю к памяти Булгакова. Давайте лучше поговорим при выезде… А теперь скажу лишь одно: если в 1939 году мне бы за “Рашель” приписали антипактовские настроения, то сегодня, при намерении довести свой замысел до конца, я угодил бы в агенты “Джойнта”. Устраивает Вас такая перспектива для композитора Дунаевского? Помните блистательную “Жидовку” Галеви? Она не сходила со сцен дореволюционных оперных театров. Можете ли Вы себе представить эту “Жидовку” на современной советской сцене? То-то. А Вы говорите — “Рашель” Я горжусь, что в доме Булгаковых мою демократическую музу ценили больше, чем изысканный модерн современных “гениев”. Вы знаете, Давид Михайлович, я не трус. Но единственное, чего я боюсь, — это ненароком повстречаться с Еленой Сергеевной. Как я посмотрю ей в глаза? Ведь “Рашель” была последней надеждой в доме Булгаковых, а я эту надежду не оправдал… Грустно!»
(Наум Шафер. Роковой акт. Как погубили Исаака Дунаевского).

Он жаловался, что в СССР его замалчивают «по каким-то причинам».  В  письме к И.Е. Серой (январь 1953) он писал: : "Конечно, я в известной мере тщеславен, как каждый артист. Мне хочется ласки, похвалы. И тут я констатирую с огромной болью и изумлением, что вся моя деятельность покрыта крышкой полнейшего молчания. Гроб! Рецензии о моих концертах бывают в местных газетах, и все... Вы не найдете в Москве ни одного экземпляра моих нот. Они раскуплены и... не переиздаются. Что это все обозначает, об этом можно только строить догадки. Есть ли здесь одна направляющая рука? Возможно, что и так, если сопоставлять факты. Возможно, что это является случайным совпадением действий нескольких "людей".
(Наум Шафер. Роковой акт.)

Конечно,  тяжело переживал Исаак Дунаевский, когда Сталин  выступил против жидов.   Дунаевский  не в состоянии был понять мотивы Сталина.  Ему непонятно, что Сталин  начал противодействие засилью жидов в верхней части советского общества.  Исаак Дунаевский   понимал события так, как большинство жидов: Сталин начал «гонения на бедных евреев».

«Дунаевский, который разгар кампании Сталина  встретил в Рузе, писал в письме Рае Рыськиной:
"С болью и тоской думаю обо всех московских прелестях".  "Я чувствовал всегда это сдержанное официальное отношение ко мне. Кроме того, было много разговоров вокруг этой темы. Особенно они увеличились, когда я не получил Сталинской премии за "Вольный ветер" — единогласно прошедший в Сталинском комитете. Эти разговоры получили новую пищу после моего юбилея. "Что-то неладное в отношениях к Дунаевскому".

Повлияла на здоровье и история с сыном.  Его сын Евгений, студент,   в 1955  устроил попойку на даче папы.  После попойки  «золотой молодёжи»  несколько пьяных студентов  украли ключи от машины у Евгения, сели в машину,  но не справились  с управлением,  одна студентка третьего курса ВГИКа, Зина Халеева,  погибла.  Сына Исаака Дунаевского  исключили из института за то, что организовал  попойку и  не помешал  пьяным студентам угнать  машину, что привело к гибели студентки.    Исаак  Осипович Дунаевский использовал всё своё влияние, чтобы сына  Евгения восстановили в Институте кинематографии, но  не удалось... 

"В "Правде" появился ещё один фельетон, направленный против жидов, — "Простаки и проходимцы". Под простаками имелись в виду русские, под проходимцами — евреи. Самые пугающие фразы произносили открыто по радио: "Что же касается вдохновителей этих наймитов — они могут быть уверены, что возмездие скоро найдёт дорогу к ним".

Дунаевский писал Раечке Рыськиной
: "После кончины Сталина мысль невольно вращается вокруг путей, по которым может пойти в ближайшее время наше искусство, вокруг судеб собственного творчества. Вы, может быть, удивитесь таким мыслям, но приходится думать о себе. Ведь почти тридцать лет продолжалась та эпоха, которую мы называем Сталинской. Тридцать лет — это срок, достойный для того, чтобы явления судьбы, так сказать, привычности могли устояться и приобрести характер обстановки привычной и само собой разумеющейся. Оставляя в стороне всякие неприятности, всякие постановления и дискуссии, я всё же могу сказать, что если песня удавалась, если песня, оперетта или фильм выходили так, как задумывались, то было место и для творческих радостей, и для удовлетворённости. Можно сказать, что в той или иной степени радость и утверждение жизни были основным признаком Сталинской эпохи в искусстве. В этой радости и утверждении мы были в той или иной степени певцами Сталинской эпохи. И среди этих певцов мой голос звучал, пожалуй, наиболее звонко и сильно".

Повторим.   В Сталинскую эпоху   были жиды  разные. Были жиды идейные. Были мастера культуры, которые   честно, как могли,  делали хорошую музыку. Были халтурщики.  Были лицемеры-восхвалители. Многие работали за деньги и из-за страха.    Кто был  Дунаевский?    Иногда халтурил, иногда горевал, что не может дать  «откровенно жидовскую музыку».  Но в основном он    старался  делать  заказчикам  как можно более качественную,  музыку.  Старался  изо всех сил   честно служить власти.  Радовался,  когда   власть давала деньги, премии и  чины.  И как видим  сам себя с причислял к  «певцом Сталинской эпохи». «И среди этих певцов мой голос звучал, пожалуй, наиболее звонко и сильно".
В Сталинскую эпоху писал Дунаевский,  «произошло  объективное соединение характера эпохи с характером моего субъективного творчества, так развившегося и так обласканного народом именно в течение этой эпохи. Со смертью Сталина эта эпоха формально закончилась. Страна, партия будут идти по Сталинскому пути. Это верно, и думаю, что не подлежит сомнению, ибо Сталин оставил превосходное хозяйство во всех областях".  Но  в новой эпохе, которая всё же будет отличаться от Сталинской, предполагал он, ему будет сложно жить и работать. Трудно будет перестроиться.  "В этой сложной обстановке мне и моему творчеству нелегко будет найти своё место».

Умер Исаак Дунаевский  в Москве  через два года после смерти Сталина,  25 июля 1955 года. Ходили слухи, что покончил самоубийством после истории с сыном.  Но на самом деле  он умер  от сердечного спазма. Гроб  с физическим телом  Исаака Осиповича Дунаевского  закопали    на Новодевичьем кладбище.

=============
Да, развернуться в СССР как жидовский музыкант, заваливать советский  народ жидовскими песнями с жидовской музыкой он не мог. Но, конечно,  в его песнях для советского народа всё же  проявлялся жидовский дух.    Тема эта, конечно, плохо исследована. Приведу  лишь  один фрагмент.

Жидовин Наум Шафер: Даже в его  (Исаака Дунаевского)  "русских" песнях порой ощущается влияние еврейского мелоса

«Великий русский  (!?) композитор Исаак Осипович Дунаевский до конца испил горькую чашу еврейской судьбы.  (Очень любят жиды  плакаться.  Много они   написали, например,  про Холокост, про погибших  13 - 6 миллионов евреев,   про мыло из евреев,  про абажуры и перчатки из  еврейской  кожи для знатных немок. Много  построили  музеев  Холокоста.  И ничего не написали про то, сколько русских погубили жиды с 1917 года, скольким русским они испортили жизнь).  Посвятив свою жизнь русской музыкальной культуре, Дунаевский  оставался верен еврейству: свободно читал и разговаривал на идише, знал наизусть многие молитвы на древнееврейском языке (его сестра Зинаида Осиповна рассказывала, как в 1934 году он читал "Кадиш" по умершему отцу), обожал библейские истории и творчество Шолом-Алейхема. Когда возникло "дело врачей" и его пытались заставить подписать так называемое "коллективное письмо" советских евреев, якобы возмущенных действиями своих соплеменников, Исаак Осипович с негодованием заявил, что он скорее умрёт, нежели подпишет эту постыдную бумажку... Это был человек исключительной честности и большого гражданского мужества!  (Почему же этот  честный человек ни слова не сказал о  Большом Прыжке жидов во власть после 1917 года. О подавлении русских народных традиций. О подавлении русского народного духа).

В своем творчестве Дунаевский постоянно обращался к еврейскому мелосу. (Мелос — в музыке, напев, мелодия).  Известна его чудесная музыка к кинофильму "Искатели счастья". Известна и его яркая "Еврейская рапсодия", написанная специально для джаз-оркестра Леонида Утесова. Но мало кто знает "Песнь песней" - мелодекламацию на библейский текст в сопровождении струнного квартета, симфонические и хоровые номера к драме К. Гуцкова "Уриэль Акоста", еврейский лейтмотив (тема Шапиро) в кинофильме "Первый взвод"... С какой виртуозностью он переаранжировал для Соломона Михоэлса свою вторую колыбельную из кинофильма "Цирк", насытив её  отзвуками интонаций местечковых еврейских "клезмеримлех"! Даже в его "русских" песнях порой ощущается влияние еврейского мелоса. Прослушайте внимательно популярную "Физкультурную" ("Страна дорогая, отчизна родная"), и вы обнаружите её истоки: это детский еврейский напев, распространенный до революции преимущественно на территории Украины и Бессарабии. Вслушайтесь в песню "Мечты солдатские", которую поют Карина и Рузана Лисициан, и вы узнаете интонации из еврейской народной песни "Хацкеле"... В конце 20-х годов Исаак Осипович сотрудничал с Передвижным театром еврейской музыкальной драмы и сочинил для него оперетту "Гановим-трест" ("Трест воров"). Спектакль поставил режиссер  (жидовин) Иосиф Донатов»
(Статья опубликована в ежемесячном литературно-публицистическом журнале "Лехаим", № 12(80), декабрь 1998 года, в рубрике "Тайны прошлого" (Наум Шафер. Роковой акт. Как погубили Исаака Дунаевского).
http://shafer.pavlodar.com/texts/ra_18.htm

================= 

Зомбирование русских, укрепление системы  жидовских Табу,  формирование русских зомби  успешно продолжается в России. Сколько русских зомби  тупо говорят. «Исаак Дунаевский – еврей.  Ну и что?  А мне нравятся его  песни! Какое значение имеет национальность?!  Бедные зомби, их пока ещё миллионы в России.  Но, конечно, бросать камни в них и насмешничать над ними мы не будем. Они так были воспитаны и образованы родителями, учителями, пропагандистами  в Системе жидовскихТабу.  Посоветовать лишь можно  им почаще смотреть в зеркало и спрашивать: «Может я на самом деле  зомби? Ведь я же не читал ни одной книги по русско-жидовской истории с 7 века?»


 Клан  жидов Дунаевских  Братья и сестра.  У Исаака Дунаеувского  было пять братьев. Борис Осипович Дунаевский (1896—1976) -  дирижёр, хормейстер. Зинаида Осиповна Дунаевская (1898—?), педагог. Михаил Осипович Дунаевский (1904—?) -  всемирно известный дирижёр. Семён Осипович Дунаевский (1906—1986) -  дирижёр, хормейстер, народный артист РСФСР (1950), художественный руководитель детского железнодорожного ансамбля. Брат Зиновий Осипович Дунаевский (1908—1981) - композитор, заслуженный деятель искусств Украины, художественный руководитель ансамбля «Донбасс», автор  популярного  «Шахтерского вальса».
http://evreimir.com/96855/otets-i-syn-dunaevskie/
Anatoliy Zelikman  Воскресенье, 01.02.2015
 
 Жёны и  потомство 

Исаак  Дунаевский был с 1925 года женат на танцовщице, балерине Зинаиде Александровне Судейкиной (1902—1979). В этом браке в 1932 году родился сын Евгений Исаакович Дунаевский (ум. 2000) — московский художник-«станковист». В 1945 году у Дунаевского от романа с балериной  Зоей Ивановной Пашковой (1922—1991) родился сын Максим. Его любимая жена Зинаида Сергеевна Судейкина после смерти мужа тяжело заболела и находилась без движения до кончины в 1979 году. Гражданская жена Зоя Ивановна Пашкова, мать сына Максима, погибла в автомобильной катастрофе 30 января 1991 года.  В 2000  умер его старший сын - художник Евгений.
 


Источник: http://forum.17marta.ru/index.php?topic=6056.480


Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей

Украина конкурс камерных ансамблей